Доверительное управление — есть ли смысл

2 самых честных брокера бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место — лидер рейтинга! 100% надежность и честность брокера. Лучший выбор для новичков!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Хороший брокер с большим количеством торговых инструментов!

на сайте profiportal.ru

Вопрос: Есть ли смысл вкладывать деньги в финансовые организации, предлагающие услуги по доверительному управлению капиталом?

2020-09-11 01-15 | Автор: vakilmanish

Риск велик, но вкладывать надо.

Они хорошо зарабатывают, но нет смысла спрашивать не называя компанию

Рискни.Я купил ПИФ. Надуло же государство наших родителей. Но все живы. И мы прорвемся!

Риски всегда есть. Величину рисков надо оценивать индивилуально. Альтернатива — банковские проценты

Если у вас много проблем с размещением свободных средств, вложите их в наш банк! И у вас будет только одна проблема — как получить их обратно.

Часто слышала от специалистов, что на рынке Форекс могут играть только люди знающие и имеющие большое количество денег, дабы диверсифицировать риски. В ПИФы же вообще владываться не стоит. Купили в 2005 г. в ПИФе пай на минимальную сумму, через год выкупили его, причем потери составили 500 руб. И это при том, что фондовый индекс за год вырос чуть ли не на 70%. Сейчас в связи в последними событиями, вообще лучше вложить средства в какой-нибудь стабильный банк.

Доверительное управление — есть ли смысл?

Доверительное управление – один из самых распространенных инструментов инвестирования, смысл его заключается в том, что инвестор временно передает под управление собственность либо деньги с целью получения прибыли. Рынок доверительного управления достаточно широк и очень многообразен. Не смотря на это индивидуальные инвесторы редко используют весь потенциал заработка, который предоставляет доверительно управление концентрируясь на отдельных сферах, таких как доверительное управление Форекс либо различные ПИФы.

Все многообразие возможностей доверительного управления можно разделить на две большие группы – методы доступные практически любому инвестору и методы, которые предназначены для юридических лиц и крупных предприятий. К первым как раз и относятся ПАММ-счета, наем форекс-управляющих, ПИФы и т. д.

  • Amarkets.org — выгодные условия торговли на Форекс (подробнее об условиях), реальный доступ к рынку
  • Alpari.ru — только для опытных инвесторов и агрессивных инвестиций
  • Roboforex.com — здесь открыл свой счет для копирования торговых сигналов
  • 5 видеокурсов в одном — по инвестированию в интернет — «Пентаграмма прибыли»

Именно вся совокупность способов доверительного управления, компаний, которые предоставляют эти услуги и их клиентов и формируют рынок доверительного управления. Не смотря на то, что в странах СНГ рынок доверительного управления очень молод, его развитие идет быстрыми темпами, до 10-15% в год. Если бы не ряд факторов, ограничивающих его рост, развитие этого рынка шло бы значительно быстрее и гармоничнее.

Лучшие русскоязычные платформы бинарных опционов:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место — лидер рейтинга! 100% надежность и честность брокера. Лучший выбор для новичков!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Хороший брокер с большим количеством торговых инструментов!

В первую очередь рост этого рынка ограничивают недостатки законодательной базы, причем они проявляются не только в отсутствии необходимых и продуманных законов, но и в излишней «зарегулированности», сочетающейся опять же с непродуманными законами.

Кроме того, отрицательный эффект на развитие этого рынка оказывает отсутствие четко налаженного взаимодействия компаний, работающих в доверительном управлении и государства, практически отсутствуют методы стимуляции такой деятельности, налоговые льготы и т. д. Еще одним достаточно весомым отрицательным фактором, который работает в последние несколько лет – мировой финансовый кризис, который привел к снижению популярности ДУ и как следствие – снижению роста рынка как в нашей стране так и в большинстве других государств.

Несмотря на все эти факторы, рынок доверительного управления продолжает свой рост, причем достаточно высокими темпами. Этому способствует увеличение популярности инструментов доверительного управления среди населения, появление множества компаний, которые позволяют получать прибыль с помощью ДУ даже при отсутствии большого капитала.

Важным фактором, особенно для инвесторов-новичков при начале работы с инструментами доверительного управления, такими, как ПАММ-счета является выбор надежной компании –поставщика услуг, так как все еще встречаются компании, не предоставляющие достаточно надежного сервиса, либо маскирующие под доверительным управлением обычные пирамиды. Для этого необходимо всесторонне изучать деятельность компании, через которую будут вкладываться средства в ДУ, так же можно воспользоваться сервисом проверки надежности инвестиционных компаний VSIC.

Доверительное управления может стать одной из важнейших частей портфеля любого инвестора, но воспользоваться услугами ДУ могут и люди далекие от инвестирования, с помощью компаний, предоставляющих услуги доверительного управления бизнесом либо активами. Таким образом с помощью доверительного управления становится возможным получение пассивного дохода от той деятельности которая ранее требовала активного участия инвестора, что позволяет высвободить значительное количество свободного времени, которое можно потратить на освоение новых способов заработка, самосовершенствование либо отдых.

Андрей Малахов, профессиональный инвестор, финансовый консультант

Доверительное управление — есть ли смысл?

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Траст и договор доверительного управления имуществом :

Траст и договор доверительного управления имуществом : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Общая характеристика диссертации

Актуальность темы работы обуславливается в первую очередь тем значением, которое имеют для практики проблемы управления собственностью в условиях формирования свободного рынка товаров, работ и услуг. Исследование данных проблем осложняется дискуссионностью самой возможности заимствования целого института из другой правовой системы. Различное понимание права собственности континентальным и англо-американским правом также не способствовало закреплению траста в российской правовой системе и не в последнюю очередь обусловило его замену договором доверительного управления имуществом.

В последние годы отечественными цивилистами высказано немало суждений по поводу заимствования из англо-американской системы права института траста (доверительной собственности). Расхождения во взглядах на траст также объясняются сложностью обсуждаемых проблем и важным практическим значением их разрешения.

Доверительная собственность (траст) — юридический институт, отработанный многовековой практикой английских судов справедливости и являющийся одним из основополагающих институтов англо-американского права. Попытка использовать институт другой системы права неизбежно сопряжена с серьезными трудностями в силу того, что континентальное и англо-американское право совершенно по-разному понимают право собственности и договор. Сам законотворческий процесс протекает в этих правовых системах по-разному. Англо-американскую правовую систему не зря называют прецедентной. На практике это означает отсутствие полного легального определения самого по-

нятия «траст». Существуют только судебные решения и доктринальные определения ведущих юристов.[1]

Целью исследования является разработка концепции траста и договора доверительного управления имуществом, определение предпосылок их возникновения, их правовой природы и перспектив развития в России. Анализ ведется на фоне общих тенденций развития права собственности, основных положений англо-американского права о доверительной собственности и специфики правовых систем разных стран.

Конечной целью исследования является обоснование теоретических выводов и практических рекомендаций по совершенствованию российского законодательства в сфере регулирования договорных отношений доверительного управления имуществом.

Методологическую основу работы составляют учение о развитии природы и общества в целом, теоретическое наследие отечественных и зарубежных ученых в области гражданского права, особенно таких институтов как право собственности, учение об ограниченных вещных правах, обязательственное право.

Широкое применение в исследовании нашли такие методы, как исторический, формально-логический, метод анализа и синтеза, сравнительного правоведения, социологический.

Круг источников исследования составляют труды российских и зарубежных юристов по праву трастов, праву собственности, римскому праву, а также нормативные акты и их проекты, относящиеся к рассматриваемым проблемам.

В работе проводится анализ действующего законодательства РФ о доверительном управлении, исторический анализ его возникновения и развития. Значительная часть исследования отведена анализу норм англо-американского права о доверительной собственности.

Научная новизна. Отдельные аспекты проблем, связанных с появлением в российском праве институтов траста и договора доверительного управления имуществом, затрагивались в работах таких авторов как В.А. Белов, Е.К. Демушкина, В.А. Дозорцев, Л. Г. Ефимова, А. Козлов, И.П. Крючкова, П.Н. Мостовой, Н.А. Соловьяненко, Е.А. Суханов и других. Анализу зарубежного права, регулирующего отношения доверительной собственности (траста), была посвящена монография Р.Л. Нарышкиной (1965 г.).

Попытка обосновать приемлемость траста как такового к современной российской действительности сделана в работе З.Э. Беневоленской[2]. Однако в сравнительном плане проблемы траста в англо-американском и российском праве, связанные с его появлением и заменой договором доверительного управления, до сих пор не подвергались комплексному монографическому исследованию.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие научные положения:

1. Вывод о наличии четырех концептуальных взглядов на возможность и целесообразность применения института траста в России:

а) доверительная собственность (траст) — институт, регулирующий отношения, которые в континентальном праве традиционно служат предметом договоров комиссии и поручения. Нет никакой необходимости изменять российское законодательство, ориентируясь на отношения доверительной собственности;

б) российское право вполне допускает возможность введения института доверительной собственности (траста) в «чистом» виде, так как имеет опыт регулирования отношений «расщепленной» собственности в виде имущества государственного предприятия, правомочия на которое имели и государство, и само предприятие;

в) отношения доверительной собственности применительно к российским условиям можно урегулировать созданием нового института — доверительного управления. При этом нет необходимости «расщеплять» право собственности, которое остается за учредителем управления, а управляющий обладает правомочиями обязательственного характера;

г) для России применимо лишь право доверительного управления, однако, это право следует признать разновидностью ограниченного вещного права.

2. Заключение о том, что появление в российском праве институтов как доверительной собственности, так и договора доверительного управления имуществом — закономерный результат экономических реформ, поиска и экспериментальной проверки новых форм управления собственностью в условиях свободного рынка товаров, работ и услуг.

3. Критическая оценка конструкции доверительной собственности: введение в России траста явилось результатом его ме-

ханического заимствования из англо-американского права, сделанного без учета различий правовых систем. В англо-американской системе «правами собственности» называют отдельные правомочия как вещного, так и обязательственного характера.

4. Теоретическое обоснование отнесения доверительного управления по правовой природе к вещно-правовым институтам. Доверительный управляющий может и должен обладать всеми преимуществами субъекта вещных прав. Исходя из особенностей российской правовой системы, доверительное управление следует квалифицировать как вид ограниченных вещных прав, наряду с правом хозяйственного ведения и правом оперативного управления.

5. Вывод о необходимости признания целей доверительного управления одним из существенных условий договора доверительного управления. Поскольку понятие «интересы учредителя управления или указанного им лица» не имеет легального определения и может толковаться произвольно, стороны должны согласовывать его в договоре.

6. Обоснование необходимости установления гражданской ответственности доверительного управляющего за смешение своего и управляемого имущества.

7. Заключение об ошибочности и неэффективности запрета на передачу в доверительное управление денежных средств. В любом случае, передача в доверительное управление денежных средств в безналичной форме не противоречит существу договора доверительного управления имуществом.

8. Прогностический вывод о перспективах применения в России договора доверительного управления имуществом. В

ближайшее время он вряд ли найдет активное применение в обороте, так как налагает на доверительного управляющего повышенную ответственность по сравнению с договорами комиссии, поручения или агентским договором. Однако по мере осознания преимуществ данного института для учредителя в его орбиту будут вовлекаться все более значительные массы имущества.

По итогам проведенного исследования предлагается также внести следующие изменения и дополнения в действующее российское законодательство:

1. Включить право доверительного управления имуществом в установленный ст. 216 ГК РФ перечень вещных прав лиц, не являющихся собственниками имущества.

2. Дополнить абзац 1 п. 1 ст. 1012 ГК словами «в соответствии с целями, указанными в договоре».

3. Увеличить предельный срок действия договора доверительного управления имуществом, предусмотренный абзацем 1 п. 2 ст. 1016 ГК с пяти до десяти лет, одновременно установить продолжительность доверительного управления, установленного в интересах недееспособного лица, — до наступления полной дееспособности данного лица.

4. В п. 1 ст. 1016 ГК в качестве существенного условия ввести указание на цели доверительного управления и сделать оговорку, что в случае, если цели не обозначены, то доверительный управляющий вправе самостоятельно определять содержание интереса выгодоприобретателя.

5. В проекте подготавливаемого закона о доверительном управлении целесообразно предусмотреть возможность установления доверительного управления в интересах детей, ко-

торые могут родиться в будущем, а также в интересах неопределенного круга лиц или достижения общеполезной цели.

6. Исключить из ст. 1013 ГК РФ п. 2, как неоправданный и неэффективный.

7. Установить ответственность доверительного управляющего за нарушение требования ст. 1018 ГК об обособлении имущества, передаваемого в доверительное управление. В случае, если доверительный управляющий объединил управляемое имущество с личным, то должна действовать презумпция, что первоначально он расходует свое имущество.

8. Предусмотреть в законе о доверительном управлении возможность последующего одобрения учредителем и выгодоприобретателем сделки, совершенной управляющим без указания на свой статус, либо с превышением полномочий или нарушением запретов.

9. Ввести в действующее законодательство норму, в соответствии с которой прекращение договора доверительного управления возможно по требованию учредителя или выгодоприобретателя в случае недобросовестных или непрофессиональных действий доверительного управляющего.

Практическое значение диссертации состоит в том, что в отношения, регулируемые нормами о доверительном управлении, после некоторого «периода затишья» может быть вовлечен огромный пласт собственности. Анализ многовекового опыта англо-американского права и прогнозирование проблем, связанных с доверительным управлением, позволит предупредить их возникновение и в какой-то мере уменьшить число коллизий и злоупотреблений.

Работая над проблемой, автор исходил из того, что появление институтов «траста» и «договора доверительного управления» вызвано не волюнтаристскими причинами, не прихотью законодателя, а совершенно объективными причинами, в первую очередь, определенными общемировыми тенденциями в развитии права собственности, которые в свою очередь вызваны к жизни экономическими факторами. В настоящее время идет работа над проектом закона о доверительном управлении и выводы настоящей работы можно было бы использовать при его подготовке. Работа может быть также использована г, учебном процессе в юридических ВУЗах.

Апробация и внедрение результатов исследования . Результаты исследования апробированы при обсуждении диссертации на заседании кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и внедрены в публикациях автора.

Структура диссертации . Диссертация состоит из введения, четырех глав, перечня основных нормативно правовых актов и списка использованной литературы. В качестве приложений к диссертации даны перевод Гаагской конвенции о праве трастов, образец договора доверительного управления и образец общих условий создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели, источники и методология, раскрывается научная новизна, дается характеристика практической значимости результатов исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, а также предложения по изменению и дополнению действующего законодательства.

Первая глава посвящена понятию, происхождению и развитию траста.

В первом параграфе анализируются общие тенденции развития права собственности и делается вывод о том, что современный гражданский оборот непрерывно усложняется, приобретает высокую динамичность. Реакцией права на подобные изменения в гражданском обороте является постепенная дезинтеграция права собственности, то есть расщепление права собственности на ряд отдельно функционирующих правомочий. Таким образом, необходимость правового регулирования отношений, в условиях которых ряд лиц имеет определенные правомочия вещного характера на одно и то же имущество, обуславливается объективными экономическими причинами.

Зародившись в недрах англо-саксонского права, доверительная собственность имеет многовековую историю. Англо-саксонское право в силу своего прецедентного характера сохранило институты феодального права, расщеплявшие собственность, в частности траст. Позднее институт траста был использован в континентальном праве.

В качестве примера англо-саксонского подхода к праву собственности приводится точка зрения американского ученого Ж.

Оморе, выделявшего одиннадцать элементов права собственности, которые могут в различных сочетаниях образовывать несколько тысяч своеобразных «прав собственности»,

Во втором параграфе кратко излагается история происхождения и развития траста. Указывается на то, что прообраз института доверительной собственности (траста) появился в эпоху крестовых походов и назывался «uses». Возникнув первоначально как способ защиты судом лорда-канцлера, или, как его еще называли, «судом права справедливости» прав семьи феодала, убывшего в крестовый поход, данный институт оказался удобен для монахов-бенедиктинцев. Поскольку устав ордена запрещал им владение собственностью, по рекомендации служителей ордена земли по завещаниям оставлялись доверенным лицам, использовавшим их в интересах ордена. В параграфе кратко характеризуются последующие изменения законодательства о доверительной собственности.

В третьем параграфе указывается на отсутствие легального определения траста в англо-американском праве и приводятся наиболее авторитетные доктринальные определения траста, в частности, определения лорда Кока, сэра Артура Андерхилла, а также определение, данное в Гаагской конвенции о праве, применимом к трастам. При этом отмечается, что определение лорда Кока, с точки зрения континентального юриста, является указанием на возможность получения защиты в суде справедливости неких имущественных отношений. Определение сэра Артура Андерхилла является уже гораздо более четким: «Траст есть равная обязанность, связывающая лицо (которое называется «Траста») поступать с собственностью, над которой он осуществляет управление (которая называется «трастовая собственность»), для извлечения выгоды лицами (которые называются «бенефициары»

или «Cestuis que trust»), одним из которых может быть он сам, и любой из которых вправе требовать исполнения обязательства.» Наиболее ясное и четкое определение траста дано в главе второй Гаагской Конвенции о нраве, применимом к трастам и их признанию. Это легко объяснимо, так как текст Конвенции разрабатывался с участием как англо-американских, так и континентальных юристов. «Для целей настоящей Конвенции термин «траст» относится к правоотношениям, созданным при жизни или на случай смерти — учредителем (доверителем), когда имущество помещается под контроль опекуна (трасти) для целей прибыли бенефициара или для иной указанной доверителем цели.»

Четвертый параграф посвящен развитию траста в современном англо-американском праве. В параграфе изложены основополагающие моменты в регулировании института траста и приведены виды классификации трастов.

По субъектному составу бенефициаров трасты делятся на публичные и частные. Публичным является траст с неопределенным кругом бенефициаров (типичный пример — благотворительный траст).

По основаниям возникновения различают трасты из договора и «легальные» трасты. В свою очередь, трасты, возникшие на основании закона, подразделяются на логически выведенные и конструктивные. В первом случае доверительная собственность возникает в силу нормы права, которая восполняет недостающую, но предполагаемую волю сторон. Во втором случае — вопрос о воле даже не ставится. Конструктивная доверительная собственность возникает в силу норм права в тех случаях, когда одно лицо может без достаточных правовых оснований обогатиться за счет другого, например в отношениях агент-принципал, опекун-подопечный, адвокат-клиент, директор-компания и др.

Однако наибольшее распространение получила договорная

форма траста. Стороны вправе включить в договор любые положения. Запрещено лишь включение незаконных и неисполнимых прав и обязанностей. Типичными являются следующие права и обязанности участников траста:

1) Доверительный собственник должен проявить необходимую меру заботливости «среднего благоразумного делового человека», которую он проявляет при ведении собственных дел. Нельзя совершать рискованные спекулятивные операции, если они не предусмотрены учредительным актом. Презюмируется обязанность доверительного собственника заботиться о сохранности имущества, а не распоряжаться им. Если же трасти предоставляется право отчуждать имущество, то это должно быть прямо предусмотрено учредительным актом.

2) Трасти обязан по первому требованию бенефициара дать отчет о своей деятельности. Если в доверительной собственности находится предприятие, то трасти обязан провести аудиторскую проверку, расходы по которой относятся на счет бенефициара.

3) В принципе, трасти не имеет права передавать другому лицу осуществление возложенных на него обязанностей.

4) При нарушении доверительным собственником своих обязанностей он освобождается от ответственности, если докажет что действовал честно и разумно. Иными словами, существует презумпция вины трасти.

5) Доверительный собственник обязан возместить ущерб, причиненный переданному в траст имуществу. При наличии нескольких трасти, они отвечают солидарно.

6) При злоупотреблении своими правомочиями доверительный собственник может быть подвергнут тюремному заключению. На требования к доверительному собственнику, воз-

никшие вследствие обманных действий с его стороны, не распространяется исковая данность.

7) Доверительный собственник не вправе смешивать скопленные средства со средствами бенефициара, скажем, открывать общий счет в банке. Если лее он откроет подобный счет, то, во-первых, считается, что первоначально он тратит свои деньги, а остаток принадлежит бенефициару. Во-вторых, у бенефициара возникает законное залоговое право на имущество доверительного собственника и в, случае объявления конкурса требования бенефициара подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями других кредиторов трасти.

Во второй главе описываются формы применения траста в современном англо-американском и европейском континентальном праве.

Первый параграф посвящен охранительным трастам и благотворительным фондам. Отмечается, что благотворительные фонды в настоящее время в США создаются в основном в виде не трастов, а обычных юридических лиц и что данный подход наблюдается и в российском праве.

Во втором параграфе рассматриваются формы применения доверительной собственности в системе организации современного бизнеса: холдинг-компаний, траст-отделов банков, траст-компаний и пенсионных фондов.

Третий параграф посвящен трасту в странах континентальной Европы. Как известно, институт траста отсутствовал в континентальном праве. Однако в связи с определенными экономическими тенденциями, в частности, с уклонением предпринимателей от налогов путем создания трастов в оффшорных зонах,

континентальному праву потребовалось выработать свое отношение к трасту, желательно, путем принятия единого международного акта. В связи с этим была принята Гаагская Конвенция о праве, применимом к трастам. Основная часть параграфа посвящена анализу норм Конвенции. Результатом анализа является вывод о наличии серьезных пробелов в международно-правовом регулировании траста и общей направленности Конвенции на защиту интересов кредиторов учредителей трастов.

В третьей главе исследуется генезис траста и договора доверительного управления имуществом в Российской Федерации (России).

В первом параграфе анализируются причины появления траста в России и делается вывод о наличии объективных экономических предпосылок появления правовых норм, регулирующих отношения «расщепленной» собственности. Кроме того, проводится краткий анализ возможности урегулирования подобных отношений в рамках существующих договоров и делается вывод о том, что договор комиссии, в принципе, позволяет урегулировать отношения «расщепленной» собственности, однако, это не является наилучшим решением проблемы.

Существующие в России точки зрения на возможность и целесообразность введения института траста (доверительной собственности) в систему российского права анализируются во втором параграфе. Выделяются четыре концептуальных взгляда на данную проблему:

а) доверительная собственность (траст) — институт регулирующий отношения, которые в континентальном праве традиционно служат предметом договоров комиссии и поручения. Нет никакой необходимости изменять рос-

сийское законодательство, ориентируясь на отношения доверительной собственности;

б) российское право вполне допускает возможность введения института доверительной собственности (траста) в «чистом» виде, так как имеет опыт регулирования отношений «расщепленной» собственности в виде имущества государственного предприятия, правомочия на которое имели и государство, и само предприятие;

в) отношения доверительной собственности применительно к российским условиям можно урегулировать созданием нового института — доверительного управления. При этом нет необходимости «расщеплять» право собственности, которое остается за учредителем управления, а управляющий обладает правомочиями обязательственного характера;

г) для России применимо лишь право доверительного управления, однако, это право следует признать разновидностью ограниченного вещного права.

Высказывается мнение о наибольшей обоснованности четвертой точки зрения — отношения доверительного управления имеют вещно-правовую природу, а значит должны признаваться разновидностью ограниченного вещного права.

Далее проводятся параллели и указывается на определенное сходство между «правами собственности» в понимании англо-американского права и ограниченными вещными правами, а также отдельными правомочиями в праве континентальном. Исходя из различного понимания права собственности в англо-американском и континентальном праве, делается вывод о нецелесообразности механического заимствования института траста. Далее анализируется происхождение разделения прав на вещные и обязательственные и делается вывод, что целью такого разделения

является получение соответствующей юридической защиты, а поскольку права доверительного управляющего необходимо защитить от неопределенного круга лиц, то защита должна носить абсолютный характер. Более того, поскольку реально такая защита предоставлена Гражданским кодексом, то дискуссия о вещном или обязательственном характере прав доверительного управляющего в значительной мере утрачивает практический смысл.

Делается вывод о том, что появление института доверительного управления вполне логично и целесообразно. Осталось сделать лишь последний шаг, признать доверительное управление разновидностью ограниченных вещных прав.

В четвертом параграфе рассматривается история появления траста в России, опыт его применения и замена договором доверительного управления. Дается негативная оценка предпринимавшейся попытке прямого введения института траста в российское законодательство, в связи с тем, что институт доверительной собственности (траста) противоречил основным положениям Российского права.

Четвертая глава посвящена договору доверительного управления имуществом в Российской Федерации.

В первом параграфе приводится понятие договора доверительного управления имуществом, участников и объектов договора доверительного управления имуществом. Высказывается мнение о неудачности термина «интерес» в понятии договора и предпочтительности его замены «целью доверительного управления». При анализе объектов сделан вывод об ошибочности и неэффективности запрета на передачу в доверительное управление денежных средств, в частности указано на то, что безналичные

денежные средства, представляющие собой по сути право требования к банку о выдаче или передаче третьему лицу денежной суммы, вполне укладываются в рамки доверительного управления.

Содержание, существенные условия и форма договора доверительного управления имуществом рассмотрены во втором параграфе.

Существенными условиями договора доверительного управления являются:

— состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

— размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором;

— срок действия договора.

Указывается на то, что было бы целесообразно к существенным условиям договора отнести цели доверительного управления. Возможно, есть и другие условия, которые следовало бы отнести к существенным, однако всех их выявит правоприменительная практика. Институт для нашего права новый и предвидеть все проблемы, связанные с его появлением просто невозможно.

Форма договора доверительного управления определяется в ст. 1017 ГК. Договор должен заключаться в письменной форме, а договор доверительного управления недвижимостью — в той же форме что и договор продажи недвижимости. В настоящее время для таких сделок предусмотрена нотариальная форма, с последующей государственной регистрацией, в дальнейшем предполагается нотариальную форму отменить, оставив только государственную регистрацию. Несоблюдение формы договора довери-

тельного управления влечет его недействительность.

В третьем параграфе проанализированы нормы, посвященные ответственности сторон и прекращению договора доверительного управления имуществом. Ответственности доверительного управляющего посвящена значительная по объему статья 1022 ГК. И это оправдано — широкий объем полномочий предполагает значительную ответственность. Пункт 1 данной статьи устанавливает что доверительный управляющий, не проявивший должной заботливости об интересах выгодоприобретателя или учредителя управления, возмещает выгодоприобретателю упущенную выгоду за время доверительного управления имуществом, а учредителю управления убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также упущенную выгоду. Абзац второй этого же пункта устанавливает презумпцию вины доверительного управляющего, который освобождается от ответственности только в случае, если докажет что убытки — следствие непреодолимой силы, либо действий выгодоприобретателя или учредителя.

Норма разумная, однако на практике будет крайне сложно рассчитать размер упущенной выгоды. Ее можно было бы рассчитать исходя из минимальной прибыли, указанной в договоре. Однако такое указание будет противоречить существу отношений доверительного управления и неоправданно сблизит его с договорами комиссии, ссуды, кредита или депозитным договором. Опять таки, норма прибыли напрямую связана с уровнем инфляции, который стороны в нашей стране предвидеть не могут. Возможно, в качестве такой нормы прибыли можно использовать ставку рефинансирования ЦБ РФ, либо прибыль от использования аналогичного имущества в регионе деятельности управляющего. Можно конечно оставить этот вопрос на усмотрение суда, однако здесь приобретает большое значение вопрос до-

казательств и ориентирования в законодательстве, а доверительный управляющий в этом плане в силу самих своих обязанностей более подготовлен.

В следующем пункте установлены последствия сделки, совершенной доверительным управляющим с превышением полномочий или с нарушением установленных ограничений. Обязательства по такой сделке доверительный управляющий несет лично. Лишь в случае, если третьи лица не знали и не должны были знать о превышении полномочий или об установленных ограничениях, то применяется порядок установленный третьим пунктом этой же статьи ГК. Данный пункт устанавливает субсидиарную ответственность по долгам, связанным с доверительным управлением управляющего и учредителя доверительного управления. Такой характер ответственности отвечает в первую очередь интересам кредиторов, расширяя их возможности по получению взыскания. Вместе с тем, субсидиарная ответственность доверительного управляющего должна способствовать его осмотрительности и аккуратному ведению дел. Наличие большего числа обязанных лиц снижает для контрагента риск ведения дел с доверительным управляющим и позволяет последнему требовать более выгодных условий сделок (ведь по сути, предпринимательских доход — это плата за коммерческий риск). В то же время субсидиарная ответственность изначально нежелательна для потенциального доверительного управляющего. Это может привести к тому, что надежные банки, юридические и финансовые компании с хорошей репутацией предпочтут работать по договору комиссии или агентскому договору не отягощая себя излишней ответственностью.

Особенности бухгалтерского учета и налогообложения в сфере доверительного управления имуществом рассмотрены в четвертом параграфе. Подчеркивается важность этих вопросов

для успешного развития института в России. Делается вывод о том, что приравнивание в сфере бухгалтерского учета отношений доверительного управления имуществом к совместной деятельности оправдано только на начальном этапе. Констатируется факт крайне слабой правовой урегулированности этих весьма важных вопросов.

Пятый параграф посвящен специфическим особенностям доверительного управления имуществом кредитными организациями. Делается вывод о перспективности новой формы организации доверительного управления — Общих фондах банковского управления. Вместе с тем, указывается на наличие неразрешенной фундаментальной проблемы — затруднительность применения конструкции общей собственности для целей организации предпринимательской деятельности и коллизий, вытекающих из этой проблемы. В частности, преимущественное право участников общей собственности приобрести отчуждаемую долю другого участника, реализованное в рамках общего фонда банковского управления серьезно затруднит оборотоспособность доли в ОФ-БУ и тем самым сделает эту форму вложения капиталов менее привлекательной. В то же время, Центральный Банк России «забыв» в своей инструкции № 63 оговорить этот вопрос, тем самым создал массу потенциальных проблем банкам, учредителям фондов, да и самому себе.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Доверительная собственность // Вестник Московского университета. Серия И. Право. 1994. № 6.

2. Договор доверительного управления в Российской Федерации // Депонирована в ИНИОН. 1997.

[1] Hayton D. Fundamental principles of law. The law of trusts. London. Sweet & Maxwell . 19 8 9.р. 5.

[2] Беневоленская З.Э. Проблемы правового регулирования доверительного управления имуществом в сфере предпринимательства. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 1997.

Сопутствующие материалы:
| Защита диссертаций

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Лучшие сайты для торговли бинарными опционами в плюс:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место — лидер рейтинга! 100% надежность и честность брокера. Лучший выбор для новичков!

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Хороший брокер с большим количеством торговых инструментов!

Добавить комментарий